Деградирует ли Российское здравоохранение?

Деградирует ли медицинаКонечно, в современном обществе уже нельзя обойтись без конструктивных оппонентов - они даны нам новой системой общественных отношений. Это общественные организации, профсоюзы, и Государственная Дума. Именно поэтому мы приводим точку зрения на современное состояние и перспективы развития здравоохранения известного организатора здравоохранения, заместителя председателя Комитета по охране здоровья Государственной Думы РФ В.Ф.Шарапова, который в недавнем прошлом являлся главным врачом Самарского диагностического центра.

- Владимир Федорович, всем известно, что российское здравоохранение находится сейчас в нелегкой ситуации. Однако какие основные проблемы Вы для себя выделяете?

- Главная беда нашего здравоохранения - несоответствие между финансовыми возможностями государства, потребностями системы здравоохранения и состоянием здоровья наших граждан. Существующая на сегодняшний день сеть лечебно-профилактических учреждений не в состоянии обеспечить больных качественной медицинской помощью. И нынешний уровень финансирования не позволит им развиваться в дальнейшем. Значительное число ЛПУ не имеет даже минимально необходимого набора медицинского оборудования. И, несмотря на тяжесть положения, в Министерстве здравоохранения нет четких проработок, которые позволили бы его преодолеть. Ситуация фактически неконтролируемая. Благо, в свое время был сделан очень важный и правильный шаг - принят Закон "Об обязательном медицинском страховании". Без него медицина просто не выжила бы. На сегодня отказ от ОМС неизбежно приведет к исчезновению целевых сборов на медицинское страхование и возврату к финансированию через бюджет. Я считаю, что одна из главнейших задач законодательной власти в России - не дать погибнуть страховой медицине, которая, при всех ее недостатках, достоинств имеет значительно больше.

- Как, в таком случае, Вам видятся перспективы развития системы ОМС?

- Мне кажется, что сложившаяся система "Фонды ОМС+страховые компании" должна функционировать на протяжении следующих 2-3 лет. Вместе с тем, необходимо разработать и апробировать механизм финансирования здравоохранения через систему так называемых больничных касс. Их создание вызвано острой необходимостью концентрации всех средств, поступающих на здравоохранение: средств работодателей, личных средств граждан, финансовых средств на текущее содержание ЛПУ, на закупку оборудования и медтехники. В системе больничных касс впервые, пожалуй, заложен механизм, позволяющий экономически заинтересовать граждан в состоянии своего здоровья.

- То есть Вы считаете, что рождение больничных касс и исчезновение ОМС как системы должно проходить одновременно?

- Наиболее разумным с экономической точки зрения мне видится другой путь - трансформация уже имеющихся структур ОМС в территориальные больничные кассы. При этом должны быть активно использованы имеющиеся в наличии кадры, материальная база и наработанный за годы опыт работы территориальных фондов ОМС и страховых организаций.

При этом инициаторами создания больничных касс могут и должны быть структуры исполнительной власти или депутаты. Однако на сегодняшний день среди руководителей регионов нет однозначного мнения даже о целесообразности страховой медицины. Да, 60% глав регионов поддерживают страховую медицину, но ведь 40% выступает исключительно за бюджетное финансирование. Я же считаю, что больничные кассы должны представлять интерес как для региона, так и для отдельного гражданина. А ситуация, когда за страхование платит только работодатель, а пациент ничего, - порочна.

- Владимир Федорович, а что Вы думаете о возможности приватизации учреждений медицинского профиля?

- Я думаю, что можно смело приватизировать до 15% медицинских учреждений. Исключая, естественно, жизненно необходимые службы: станции переливания крови, областные клинические больницы, "скорую помощь". А приватизация таких видов медицинских услуг, как стоматология, косметология, физио-терапия, венерология, уже имеет место. Причем решения о приватизации должны приниматься не органами управления, а трудовыми коллективами и комитетами по имуществу субъектов Федерации. Если допустить до этого процесса чиновников от медицины, ничего не получится. Препоны будут ставиться всевозможные, в противном случае, чем же они будут руководить?

- А Вы не допускаете мысли, что в скором будущем между приватизированными и государственными медучреждениями могут возникнуть определенные конфликты?

- Дело ведь заключается не в форме собственности, а в тех показателях, которые заставят как организации, так и частных лиц отдавать предпочтение тому медицинскому учреждению, где лечение эффективнее и дешевле. Но на сегодняшний день цены на медицинские услуги формируются так называемой согласительной комиссией, куда входят послушные представители профсоюзов, врачебных организаций, депутаты и представители администрации.

Медицинские учреждения различных форм собственности должны конкурировать не перед органами управления, а перед пациентом в борьбе за него.

Сегодня государство не может поддерживать на приемлемом уровне всю систему здравоохранения. Необходимо провести расчеты реальной потребности в медучреждениях, остающихся в руках государства, и по их результатам провести сокращение.

- Как практически Вам видится реализация этой идеи?

- Ничего не надо изобретать - уже существует введенный правительством порядок аккредитации и лицензирования медицинских учреждений. Те, что не удовлетворяют необходимым требованиям, должны быть закрыты.

- Понятно, что закрытие некоторых медучреждений, если оно произойдет, будет вынужденным шагом. Проблема - в недофинансировании. Но каким образом можно повлиять на сложившуюся ситуацию?

- В настоящее время расходы в здравоохранении распределяются равномерно на всех. Как итог мы имеем ситуацию, когда все остаются одинаково бедными, без всяких реальных перспектив роста. И в разрешении проблемы "уравниловки" огромную роль мог бы сыграть Минздрав России. Ему вполне по силам собрать воедино творческий потенциал наших академиков, профессоров, академических институтов для создания рациональных кризисных, антикризисных и стабилизационных программ. Но, увы, ничего этого не делается. Трудность в том, что суть любой предлагаемой сейчас программы - это перспективное развитие. В то же время основное на сегодня - хотя бы сохранить то, что мы имеем. А значит, хроническому отсутствию денег надо противопоставить режим жесткой экономии и быстрейшее реагирование на создавшуюся ситуацию.

- А что еще, по-вашему, Минздрав мог бы сделать для решения важных проблем?

- К сожалению, Министерство здравоохранения вообще-то хочет, но не может решать какие-либо проблемы. Оно больше озабочено разрешением мелких, второстепенных задач, которые по силу обычному администратору. Чиновники Минздрава категорически против приватизации медучреждений. Они считают так: пусть лучше здравоохранение разваливается, но никому не принадлежит. В то же время постоянно пересматриваются обязанности чиновников Минздрава, но от перемены мест сумма ведь не изменяется.

- И последний вопрос: в каком свете Вам видится будущее российского здравоохранения?

- К сожалению, картина мне представляется довольно безрадост-ной. Если в ближайшее время темпы и подходы к реформе здравоохранения не изменятся, ситуация будет усугубляться, и все закончится полной деградацией отрасли. Тогда даже нечего будет реанимировать, придется создавать новую систему, что обойдется стране намного дороже. На сегодняшний день главная задача - создать проекты, разработать модели, нормативы, которые позволят реформировать здравоохранение наиболее эффективными путями.